Оригинал новости

политолог

21.05.14 (16:13)
706  просмотров
Реформа местного самоуправления, безусловно, назрела, и назрела давно. Ситуация на местах существенно не меняется, и в целом она одинаково плачевна по всей стране. Структурные реформы имеющейся системы проводить уже пробовали.


Так, несколько лет назад довольно значительная часть муниципалитетов отказалась от прямых выборов мэров и ввела модель заключения контракта сити-менеджерами. Кардинального улучшения ситуации не наступило. Существенного преимущества эта модель не дала, а кое-где стала источником дополнительных проблем.


Следовательно, можно диагностировать принципиальную и концептуальную болезнь всей системы МСУ, и для того, чтобы ее вылечить, требуются системная реформа и системная перезагрузка.



Если в Европе власть самоуправления при данной модели более или менее близка к населению, то у нас она оказывается в любом случае далека именно при реализации этой же модели. То есть местная власть только носит название «самоуправления», фактически таковой не являясь. Для реализации именно самоуправления местная власть должна быть максимально приближена к народу, чтобы, как метко сказал Владимир Путин, «до нее можно было дотянуться рукой».



Для реализации задачи приближения власти к населению имеет смысл использовать опыт государства, чья поселенческая структура и ее разнообразие схожи с российскими. И такой страной являются США. Удивительно, но при всех призывах к демократии в 90-х годах, при всей любви правящей элиты именно к Америке их опыт организации местного самоуправления был проигнорирован нашими либералами и демократами. Зато сейчас, критикуя начавшуюся реформу местного самоуправления, они говорят об отступлении от общемировых цивилизационных норм и сворачивании демократии в России, не видя того факта, что в основу новой реформы положены именно элементы американской системы.


Самой молодой и современной моделью, также еще не получившей широкого распространения, является модель абсолютно прямой демократии «Городской сбор», когда избиратели напрямую решают без представительных органов любой вопрос своей жизнедеятельности, а также по каждому вопросу выбирают конкретного ответственного за реализацию решения. Иногда, впрочем, прямое голосование по каждому вопросу все-таки делегируется представителям. Это можно рассматривать как подвид этой модели.

Гораздо более распространенной является модель «Мэр и городской совет». Это похоже на то, что есть у нас: совет избирается жителями как законодательная власть, а мэр избирается отдельно и действует в соответствии с полномочиями, прописанными в уставе. Иногда полномочия совета распространяются на назначение заместителей мэра или менеджеров с особыми функциями. Примерно треть населенных пунктов в США использует эту модель.

Почти половина муниципалитетов придерживается модели «Городской совет и менеджер». Здесь мэр избирается из числа депутатов совета, а менеджер назначается советом по контракту и занимается ежедневной работой по управлению городом. Кажется, что это мало чем отличается от менеджерской системы, принятой и у нас. Только в США эта модель используется в основном для населенных пунктов, чье население не превышает 10 тыс. человек.

Названные модели имеют еще два этажа: один сверху, другой снизу. В России на данный момент такие этажи отсутствуют.

Таким образом, мы видим большое разнообразие форм и моделей, из которых перечислены далеко не все. Например, есть «свободные города», которые выведены из структуры графств (графство – территориальное подразделение, чьи границы установлены властями штата и не относятся к местному самоуправлению).


Подобное разнообразие форм организации МСУ, однако, таит в себе определенные опасности. Поэтому, как уже говорилось, не имеет смысла заимствовать все подряд, особенно ссылаясь на то, что в России велика региональная местная, а часто еще и национальная специфика. Дело в том, что разнообразие часто порождает весьма ощутимое неравенство в различных значимых сферах жизни, которое ведет, по сути, к неравенству возможностей жителей разных муниципалитетов и регионов.


В результате новой реформы местным властям будет не до политики. Их деполитизация и обращения к сугубо хозяйственным вопросам, к проблемам людей – непременный эффект задуманного разукрупнения МСУ. Резкое увеличение активных депутатов станет постоянным будоражащим фактором для местной исполнительной власти.


Еще одно следствие (и, кстати, этим отличается местная власть в США) – станет невозможным существование закрытых от общественности и несменяемых местных кланов, сообществ «отцов города», живущих по принципам кумовства. Система станет прозрачной и постоянно обновляемой.


Сегодня важно обеспечить плавный и безболезненный переход на новые рельсы, а также помнить, что новая система – не догма. Несомненно, что возникнут неожиданные эффекты, которые сейчас вряд ли могут предусмотреть законодатели. Жизнь через некоторое время, безусловно, внесет свои правки.
Закрыть

Пользователь, разместивший этот анонс, пожелал, чтобы он был доступен только для профессиональной аудитории Pro+. Для просмотра этого анонса вам необходимо в личном кабинете переключиться на платный тариф.