Оригинал новости

экономист

19.03.14 (14:47)
794  просмотра
Мы практически каждый день считаем отток капитала: наша оценка по состоянию на 17 марта, за I квартал 2014 года он составит $73-75 млрд. Это считается очень просто: у нас есть торговый баланс, первые оценки по импорту, который немного упал, по экспорту.


Сальдо счета текущих операций за I квартал составит $33 млрд. Плюс объем интервенций ЦБ на валютном рынке – это сумма оттока. И это при условии, что с сегодняшнего дня ничего серьезного не произойдет. За весь прошлый год отток составил $62 млрд. Конечно же, сейчас идет внешний шок.


По итогам года мы можем увидеть любые цифры оттока. $150 млрд – это не катастрофа. Но при стабильных ценах на нефть мы будет обязаны сокращать импорт.


Правда, есть шанс, что отток уже состоялся, и все, кто хотел вывести средства, уже это сделали. Тогда есть шанс на длинный тренд укрепления курса рубля, так как при цене нефти порядка $100 за баррель источник стабильного притока валюты в Россию имеется. Ситуацию будет определять то, продолжится отток капитала или нет, смогут ли денежные власти что-то с ним сделать.


Если отток будет продолжаться, то мы можем увидеть и 50 и 70 руб. за доллар. Может начаться бесконечная история, когда экономика идет вразнос. ЦБ и Минфин должны принять максимальное участие, чтобы не допустить этого, вплоть до административного права – разговоров с крупнейшими инвесторами, на уровне личных контактов.


Роль государства в экономике увеличивается кратно, крупнейшие корпорации у нас – с госучастием, и при этом растет отток. Приток за всю новейшую историю был всего два года – в 2006-2007 годах. Надо разобраться, кто определяет отток капитала. Не «Камазами» же наличные вывозятся за границу. У нас пять крупнейших госбанков, отток происходит через их транзакции. По меньшей мере странно, что ЦБ и пять банков, контролирующих практически весь рынок, не могут справиться с паникой на валютном рынке. В ручном режиме можно хотя бы потушить пожар, а потом уже принимать законы.


Если нарушится глобальный баланс спроса и предложения на национальную валюту, то никаких международных резервов нам не хватит. Все наши международные резервы существенно меньше общего внешнего долга. Формально он считается частным, а на самом деле – квазигосударственным: подавляющая его часть принадлежит компаниям с госучастием. Поэтому можно считать, что резервов у нас нет.


Все предприятия России имеют депозитов на 12 трлн руб., а кредитов – на 21 трлн руб. Это означает, что внутри России стратегических инвесторов нет. У нас весь рынок, вся приватизация держится на иностранных деньгах. Любое движение иностранных инвесторов с нашего рынка нарушает баланс спроса и предложения, приводит к обвалу рынка акций.


Нельзя сказать, что от слабого рубля все сектора экономики однозначно выигрывают. Для российской обрабатывающей промышленности он однозначно плох. С 2008 года интенсивно развивались сборочные производства. Сейчас $200-220 млрд в год – объем промежуточного потребления, полуфабрикатов, которые мы покупаем для промышленной сборки. Уровень локализации автокомпонентов, бытовой электроники составляет 3-5%.


Скорее всего, в этом году мы в лучшем случае вырастем на уровне статпогрешности – 0,0-0,2%. Не хочется говорить, что мы движемся в красную зону отрицательного роста. Более определенно об этом можно сказать через пару месяцев.


Олигархи-сырьевики и бюджет отбивали свою прибыль от падения рубля за счет населения и обрабатывающей промышленности. Внешние инвесторы при этом ничего не потеряли: $75 млрд утекли из страны. Даже с точки зрения теории заговора это может быть объяснено, только если специально олигархическая верхушка решила глобально уйти из страны.


Все развивающиеся рынки столкнулись с тем, что объявление о постепенном сворачивании политики количественного смягчения привело к перераспределению капитала – оттоку с развивающихся на развитые рынки. Сейчас трудно сказать, кто из центральных банков был прав: те, кто допускал значительное ослабление валют, или те, кто курс ослаблял не сильно, но резко повышал ставки.


Факт состоит в том, что в худшем положении оказалось аргентинское песо и российский рубль. Про Аргентину говорят как про страну – хроническую неудачницу уже на протяжении последних 50 лет. Для России же – это тактический проигрыш: отток капитала сопровождался спекулятивной атакой на рубль и паникой среди населения, скупающего валюту. К этому добавилась Украина.
Закрыть

Пользователь, разместивший этот анонс, пожелал, чтобы он был доступен только для профессиональной аудитории Pro+. Для просмотра этого анонса вам необходимо в личном кабинете переключиться на платный тариф.