Оригинал новости

Журналист, публицист

12.05.14 (14:51)
994  просмотра
Референдум в Луганске и Донецке прошел, подсчитываются явка и голоса. Результаты будут объявлены в ближайшее время. Только по предварительным подсчетам и в Донецкой, и в Луганской областях проголосовало больше семидесяти — к восьмидесяти ближе — процентов населения.


Это несмотря на активные боевые действия и попытки сорвать референдум киевскими бандформированиями типа «Правого сектора», «Национальной гвардии» и боевиков олигарха Коломойского.


Думается, что такой высокий, несмотря ни на что, процент явки дает достаточно оснований, чтобы о результатах голосования рассуждать уже сейчас и с изрядной долей уверенности. Ну, в самом деле, ведь не думаете же вы, что люди в Луганске и Донецке под обстрелом киевских боевиков шли, чтобы проголосовать против выхода из состава Украины?


Так что сейчас мы можем наблюдать рождение двух новых государств, которые, если все пойдет для восставших против Киева удачно, станут основой государства Новороссия. В общем-то, после одесской трагедии, такие результаты были более чем очевидны.

Куда интереснее в этом плане наблюдать за действиями Киева.

С одной стороны, было понятно, что хунта бросит все силы на то, чтобы сорвать референдум. Именно поэтому вчера возобновились боевые действия под Славянском.


Боевики также вошли в Красноармейск и заблокировали здание с территориальной комиссией, изъяв списки избирателей и бюллетени. Пока пишут о 20 погибших в ходе боестолкновений. Боевики хунты опять стреляли по гражданским. Если учесть особенности ведения боевых действий, которые присущи войскам хунты, боюсь, что все слухи окажутся правдой.


При этом параллельно с вводом войск Киев заявляет, что результаты референдума он признавать отказывается. Что референдум полностью нелегитимен и не значит ровным счетом ничего. Это уже не истерика, а какое-то серьезное психическое расстройство. Потому что, господа и дамы, если вы не признаете референдум, если для вас он ничего не значит, зачем вы тогда всеми силами пытаетесь его сорвать, в том числе расстреливая мирных граждан? Видимо, определенное значение этот референдум для хунты все же имеет, что бы там публично ни утверждалось в украинских СМИ.


Кстати, о СМИ. Читать украинскую пропаганду в день референдума было тоже весьма познавательно, чтобы понять, как ни в коем случае нельзя вести информационную войну. Во-первых, было запущено сразу несколько противоречащих друг другу тематических блоков: «на референдум никто не пришел», «на референдум людей гнали толпами под дулами автоматов», «на референдуме все проголосовали за единую Украину», «на референдуме никто не смог проголосовать, потому что в бюллетени все уже было проставлено заранее». Как едко пошутил Егор Холмогоров: «Предлагаю идеальный заголовок для укроСМИ: „На незаконный референдум под дулами автоматов никто не пришел. Результат сфальсифицирован сепаратистами: большинство голосов за единую Украину“».


В общем, украинская пропаганда вела себя еще более странно, чем в последние месяцы.


Может быть, заканчиваются деньги, или сказывается усталость и эмоциональная истощенность. Это действительно крайне трудно: поддерживать в себе и в читателях истерическое состояние в течение нескольких месяцев без выходных и праздников. Если бы все исчерпывалось только пропагандой, то это было бы даже смешно. Но, увы, помимо информационной войны в этот день шла война вполне себе реальная.


Здесь стоит подумать о том, почему Киев пошел на очередную силовую акцию. Самая очевидная причина: референдум может быть сколько угодно нелегитимным, но кому угодно, только не киевской хунте, об этом заявлять.


Потому что те, кто управляет Украиной (ну, тем, что от неё осталось) сейчас, во власть пришли еще менее легитимным способом. Они эту власть захватили, наплевав на заключенные международные договоренности. Поэтому если захват власти нынче международным сообществом признается, как политическая и демократическая норма, то почему не может быть такой же нормой всенародное голосование? Но этот страх перед референдумом киевских господ — вещь самоочевидная.


Есть и второй, более тонкий смысл в таком обостренном неприятии голосования в Донецке и Луганске хунтой. Дело в том, что результаты голосования очень четко и ясно демонстрируют отношение граждан пока еще Украины к нынешним украинским властям. Демонстрируют всю совокупность «политических успехов» нынешней революционной киевской власти. Грубо говоря, ребята так «порулили страной» в течение последних нескольких месяцев, что из страны уходят целые регионы. Куда угодно, только бы не оставаться под властью этих, киевских.


В общем, сейчас по уровню явки, даже подсчитанной предварительно, референдумы в Луганске и Донецке можно считать состоявшимися.
Подавляющая часть населения проголосовала. По поводу результатов, в общем-то, тоже все в целом понятно. Осталось только узнать точные цифры.


Теперь самое важное Луганску и Донецку — отстоять свою независимость. Дождаться Харькова и объединяться уже в новое государство — Новороссию. Ну, и еще хорошо бы, чтобы Россия результаты всех этих политических процессов на Юго-Востоке признала законными. Думается, что это будет сделано и довольно быстро.


Тогда, кстати, киевская «АТО» внезапно превратится в военную агрессию и вторжение на территории сопредельных независимых государств, Донецкой и Луганской республик. И вот тут уже начнут действовать совсем другие нормы международного права. Связанные с вводом международного миротворческого контингента, например.


Лидеры ОБСЕ, если уж говорить о международных делах, высказались в том духе, что результаты референдума они не признают, но, тут, право слово, не до Европы с её заявлениями. В конце концов, Путин сделал все, чтобы Европа смогла выступить регулятором и миротворцем на Украине, но увы, она оказалась на это не способна. Что, кстати, еще скажется на результатах выборов в Европарламент. Но это уже совсем другая история.
Закрыть

Пользователь, разместивший этот анонс, пожелал, чтобы он был доступен только для профессиональной аудитории Pro+. Для просмотра этого анонса вам необходимо в личном кабинете переключиться на платный тариф.