Вернуться назад
Вернисаж Ирины Балдано "Звери, птицы, боги и люди..."
  • Кто: МВЗ "Галерея А3"
  • Где: Москва, Староконюшенный пер., д.39
  • Когда: 14.08.14 — 31.08.14 (19:00-22:00)
ФуршетВыставка572 просмотра
  • Подробная информация доступна только для зарегистрированных пользователей.
    Войдите в систему или зарегистрируйтесь
Обращение к традиционной культуре, неизменно сопутствуя искусству современной эпохи, проявлялось в двух основных формах. Либо профессиональные художники открывали для себя мифо-поэтическому сознанию, либо же авторы, считавшиеся непрофессиональными, становились участниками современной художественной жизни. Говоря иначе, либо Пикассо копировал африканские маски, а Бойс учился у шаманов, либо Пиросмани с Таможенником Руссо включались в собрание академических музеев. \

Случай Ирины Балдано имеет отношение к каждому из этих примеров, совмещая их в себе. Ей не надо было открывать для себя поэзию традиционной культуры, так как, укорененная в ней с детства, она ее никогда не покидала. Но при этом она не только органичный носитель опыта мифа, но и его отстраненный исследователь, посвятивший ему научные исследования. Отсюда к ее поэтике нельзя присоединить ни приставку нео-, ни пост-, так как ее творчество есть симптом новой эпохи, в которой разные культуры, этносы, картины миры и временные режимы живут равноправно, пересекаясь и накладываясь друг-на-друга.

Поэтому Ирина Баладно может переписывать поэзию Рильке на старомонгольском, поэтому в ее работах встречаются христианская иконография и тотемы, нарративный план бурятского язычества, буддизма, а также Нового и Старого завета. В своих последних работах она обращается к промышленным материальным отходам — использованным пластиковым бутылкам, фармацевтическим блистерам, металлическим деталям и т.п. В этом ее работа узнает себя в столь модном ныне рисайклинге, т.е. в пост-индустриальной реабилитации индустриальных объектов. Но только вот именно так — манипулируя сподручными объектами, и выражал себя художник мифа. Ассамбляж, который полвека тому назад открыли для себя заного художники неоавангарда, в творчестве Болдано не открывается заного, а продолжается на том материале, который сегодняшняя постсовременность сдеала сподручным.

Как у каждого художника-мифа поэтика Ирины Балдано посвящена своему культурному герою. И если для кого то из ее предшественников это был Гильгамеш, Один или Кришна, то для Ирины — это ее отец, выдающаяся фигура в искусстве Бурятии. Однако Сэрэнджаб Балдано не только срытый или явный остыл рассказываемых ею историй, но он для Ирины еще и учитель, мастер, к которому восходят многие мотивы и поэтические элементы ее искусства. Более того, похоже, что сама идея обратиться к искусству, которое в ее сознании всегда оставалось неоттожимой от образа отца, была формой выражения своей дочерней привязанности, своего родового тождества. И более того, за внешне очевидным легендарным планом ее работ — их иконографией, образными мотивами и повествовательными элементами, всегда присутствуют ее близкие — дочь Карина, младшая сестра Инга и другие. В этом персонализме нет противоречия с традиционной культурой — в мифе за каждой мифологемой всегда было скрыто несколько планов и смыслов. Различие лишь в том, что миф всегда писал историю племени и мира, а Ирина Болдано пишет в своем мифе свою историю — историю своих горестей и радостей, своих привязанностей и разочарований в этом наличном мире. Таможенник Руссо мечтал стать Энгром, а Бойс — шаманом, а Ира Балдано просто хочет прожить жизнь...

Закрыть

Пользователь, разместивший этот анонс, пожелал, чтобы он был доступен только для профессиональной аудитории Pro+. Для просмотра этого анонса вам необходимо в личном кабинете переключиться на платный тариф.